Книги

English English

Яндекс цитирования
Авторефераты
Страхование в мусульманском праве: теория и практика: Дисс. на соиск. учен. степ. канд. юр. наук: [Автореферат]: Спец. 12.00.03/ МГИМО МИД России. - Москва, 2003. - 33 с.

Московский Государственный Институт Международных Отношений (Университет) МИД России

На правах рукописи

БЕККИН РЕНАТ ИРИКОВИЧ

СТРАХОВАНИЕ В МУСУЛЬМАНСКОМ ПРАВЕ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Специальность: 12:00:03 - гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Москва, 2003

Работа выполнена на кафедре международного частного и гражданского права Московского Государственного Института Международных Отношений (Университет) МИД России

Научный руководитель: кандидат юридических наук,

профессор А.А. Костин

Официальные оппоненты: доктор юридических наук,

профессор Л.Р. Сюкияйнен

кандидат юридических наук,

Л.И. Корчевская

Ведущая организация: Санкт-Петербургский Государственный Университет

Защита диссертации состоится " " 2003 года в часов на заседании Диссертационного совета Д. 209.002.05 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора юридических наук при Московском Государственном Институте Международных Отношений (Университете) МИД России по адресу: г. Москва, пр-т Вернадского, 76

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского Государственного Института Международных Отношений (Университете) МИД России

Автореферат разослан " " 2003 года

Ученый секретарь к.ю.н. Е.Я. Павлов

Диссертационного Совета

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Страхование существовало еще в древнем Вавилоне. Тогда отношения между страхователями, выступавшими в роли коллективного страховщика, осуществлялись на основе так называемой раскладочной системы. Согласно данной системе, компенсация лицу, потерпевшему убыток, возмещалась не из заранее образованного страхового фонда, а путем совершаемой после наступления страхового случая специальной его раскладки между участниками пропорционально стоимости их имущества. В дальнейшем в каждой стране, местности, где возникали отношения между страхователем и страховщиком, местные обычаи и законы накладывали свой отпечаток на формы осуществления страховой деятельности, не меняя при этом ее основной цели и содержания - возмещения вреда, причиненного имуществу или личности одного или нескольких лиц.

Со временем страхование приобрело единообразную форму во многих странах. Сохранившиеся же отличия в регулировании страховых отношений в законодательстве различных государств не носят принципиального характера, а существуют в силу сложившихся правовых традиций.

Проникая на рынок страхования в мусульманских странах , западные страховые компании (в том числе, и российские) часто сталкиваются с местными реалиями, отражающими ту роль, которую играет шариат в их правовых системах.

Актуальность разработки исследуемой темы усиливается фактом роста на волне глобализации мировой экономики контактов России со странами АСЕАН, участием нашей страны в качестве наблюдателя или постоянного члена в ряде организаций и структур, куда входят государства Юго-Восточной Азии, - региона, где активно развивается исламское страхование, или такафул .

В 90-е гг. исламские страховые компании начали активно осваивать страховой рынок не только в странах АСЕАН, но и на Ближнем Востоке, в США и Европе. Россия является активным участником Азиатско-Тихоокеанского Экономического Сотрудничества (АТЭС). В связи с расширением торговых и экономических связей России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, не исключена возможность проникновения исламского страхования в нашу страну.

В течение последних десяти-пятнадцати лет в мусульманской умме (общине) России наблюдается повышенный рост интереса к исламу и всему исламскому. На волне исламского возрождения, происходящего в настоящее время в среде российских мусульман, такафул (при условии доступности соответствующей информации о нем) не может не вызвать интереса в мусульманской общине России.

Один из лучших европейских специалистов по мусульманскому праву Николай Торнау писал: "Многолетнее пребывание на Востоке, - постоянное, в течение пяти лет, участие в управлении Каспийской Областью, приготовили меня к изучению нравов, обычаев и языка мусульманских подданных Закавказских провинций наших и убедили в крайней необходимости иметь полные и достоверные сведения о духовных и гражданских законах мусульман, о законах, кои управляют всем общественным и частным бытом последователей ислама и коими, на основании Свода Российских Законов, они не только судятся между собой, но еще должны быть, в иных случаях, судимы и управляемы правительственными местами и лицами" . Настоящее утверждение не утратило свою актуальность и в наши дни. Периодически возникающие в различных мусульманских республиках России требования со стороны общества и местного руководства подчинить нормам шариата отдельные виды общественных отношений говорят сами за себя. Помимо Чечни, вопрос об имплементации ряда норм мусульманского права в правовую систему России неоднократно поднимался в различных регионах страны. Ниже приводятся лишь некоторые наиболее известные примеры, свидетельствующие о том, что проблема мусульманского права в России не является исключительно умозрительной.

Так, в 1994 г. президент Ингушетии Р.Аушев издал указ, приостанавливавший применение на территории республики статей Уголовного Кодекса РСФСР 1960 г., устанавливавших ответственность за многоженство и предоставление калыма (выкупа за невесту). Пять лет спустя, в 1999 г. указом президента Ингушетии на территории республики разрешалась полигамия. Вопрос о введении полигамии неоднократно поднимался и в Башкортостане с 1996 г. 16 августа 1998 г. жители дагестанских сел Карамахи, Чабанмахи и Кадар объявили о создании на территории Кадарского анклава отдельной исламской территории (Кадарского исламского джамаата), где единственным законом признавался шариат. В августе 2002 г. в Верховном суде Татарстана рассматривалось так называемое "дело о платках", когда группа женщин выступила с требованием разрешить им фотографироваться на паспорт в платках в соответствии с нормами шариата. И, наконец, 5 ноября 2002 г. президент Ингушетии М.Зязиков подписал указ "О запрете на территории Ингушетии реализации розничной алкогольной продукции, включая пиво, а также употребление алкогольных напитков и курение в общественных местах на период Священного поста и дней разговения с 6 ноября по 9 декабря 2002 года". Примечательно, что каждый раз федеральные власти оказывались не в состоянии адекватно и юридически грамотно реагировать на подобные действия и требования, не имея никакого представления о шариате и той роли, которую он играет в современном мире.

Однако наряду с ростом интереса к исламу у российских мусульман наблюдается практически полное отсутствие знаний не только о таких институтах, как такафул, но и об основных положениях исламской религии в целом. Данное обстоятельство способствует практически беспрепятственному распространению негативного образа ислама, укрепившегося в обывательской среде немусульман благодаря действиям фанатичных псевдоисламистов в ряде регионов России. В связи с этим, актуальность настоящего исследования подкрепляется необходимостью содействовать формированию правильного представления о мусульманской религии среди россиян, что призвано способствовать укреплению дружбы между народами и препятствовать возникновению межэтнических и межрелигиозных конфликтов.

Понимание сущности некоторых запретов, налагаемых шариатом на ряд торговых и финансовых сделок, позволит, по мнению автора диссертации, лучше понять причины сомнений многих мусульманских правоведов относительно соответствия страховых отношений нормам мусульманского права. С учетом этого, в диссертации приводится не только ссылка на источник, указывающий на противоречие того или иного вида отношений исламу, но и объясняются причины данного несоответствия. Такой подход важен еще и потому, что в шариате деление на отрасли права происходит по иным критериям, чем в других правовых системах . Все, что относится в сфере торговли и финансов может быть отнесено к отрасли, условно именуемой му’амалат (в буквальном переводе с арабского - торговля, сделки). Данная универсальность позволяет широко трактовать приведенные в работе выводы и положения.

Актуальность темы обусловлена еще и тем, что в настоящее время в России страхование в трактовке мусульманского права не представлено. Находясь в стадии становления, российский страховой рынок испытывает потребность во многих услугах, предоставляемых исламскими страховыми компаниями. По мнению диссертанта, при создании исламской страховой компании в России необходимо учитывать опыт не только и не столько такафул-компаний, функционирующих в странах с преобладающим мусульманским населением, но, прежде всего, внимательно изучить деятельность компаний в странах, где мусульмане составляют конфессиональное меньшинство.

Появление филиала исламской страховой компании в России внесет разнообразие в ассортимент предоставляемых на рынке страховых услуг, что не сможет не сказаться на увеличении благосостояния общества и улучшении экономической ситуации в стране.

Основной целью настоящей диссертации является анализ правовой природы страхования в мусульманском праве.

Достижение поставленной цели осуществляется решением следующих задач:

1) определением роли мусульманского права и его источников в современном мире;

2) рассмотрением ранних форм страхования в мусульманском обществе на примере институтов "дийа" и "закят";

3) установлением различий в правовом регулировании коммерческого страхования и страхования, осуществляемого в соответствии с требованиями шариата;

4) характеристикой сущности исламского страхования и основных институтов;

5) выявлением современных тенденций правового регулирования такафула в мире;

6) характеристикой основных элементов договора такафула;

7) анализом правовых предпосылок для развития исламского страхования в России.

Объект настоящего исследования - общественные отношения в сфере исламского страхования, в то время, как его предметом являются правовые аспекты, связанные с регулированием страховых отношений в шариате, включая нормы, содержащиеся в Коране и сунне, законодательстве мусульманских стран, а также выводы мусульманских правоведов. В первой части диссертации раскрывается проблема соответствия коммерческого страхования нормам шариата. Во второй части исследования анализируется регулирование страховых отношений с позиций мусульманского права.

Методология и методы проведения исследования. В работе использованы такие приемы и методы исследования как анализ и синтез, абстрагирование, индукция, моделирование, аналогия, системный подход, сравнительно-правовой анализ.

Новизна исследования. Новизна диссертационного исследования состоит в том, что в нем впервые в отечественной правовой науке анализируется сущность и механизм функционирования исламского страхования. В последнее время в связи с ростом интереса к исламу и мусульманскому праву среди отечественных исследователей, открывается возможность для всесторонней и взвешенной оценки роли исламского страхования в экономике различных государств. Настоящая работа ориентирована на преодоление пробела в изучении исламского страхования и исламских финансов в России, призвана обогатить теорию такафула и способствовать совершенствованию практики реализации указанного института в мире.

Впервые в отечественной науке в настоящей диссертации представлен анализ мусульманских правовых норм и теоретических концепций, касающихся предмета исследования, и показано их отражение в национальном законодательстве ряда государств. Кроме того, автором диссертации впервые оценены перспективы использования опыта исламского страхования в России.

Теоретическая значимость исследования. Теоретическая значимость диссертации заключается во введении в научный оборот новой информации о сущности института исламского страхования и о его основных элементах, характеристике взаимосвязи исследуемого института с мусульманским правом. В диссертации предложено авторское видение места института страхования в мусульманском праве.

Выводы, содержащиеся в настоящей диссертации, могут быть использованы в качестве теоретической основы для новых исследований в области той части мусульманского права, которая регулирует частно-правовые вопросы. Материалы и выводы, предложенные в диссертации, могут также использоваться в ходе преподавания курса "Гражданское и торговое право зарубежных стран", спецкурса "Страхование в зарубежных странах" в ВУЗах России, а также при написании работ, посвященных правовой основе функционирования исламских торговых и экономических институтов.

Практическая значимость исследования. Данная работа может быть рекомендована, прежде всего, российским предпринимателям (в т.ч. страховщикам), осуществляющим свой бизнес в мусульманских странах. Настоящее исследование имеет практическую значимость для мусульман России, стремящихся, чтобы их деятельность (в том числе, в торговой и экономической сфере) соответствовала положениям ислама и шариата.

Степень разработанности темы. Как уже отмечалось, в настоящее время в России не существует работ по исламскому страхованию. В связи с этим, автором была использована русскоязычная литература, посвященная общим вопросам теории мусульманского права (работы Г.М. Керимова, М.И. Садагдара, Л.Р. Сюкияйнена, Р. Шарля (перевод Е. Беляева) и др.), отечественного и зарубежного страхового права (работы В.В. Аленичева, Р.С. Алиева, М.Г. Брудова, В.И. Еременко, В.Р. Идельсона, Л.И. Корчевской, В.П. Крюкова, И.А. Новикова, Б.И. Пастухова, В.И. Серебровского, Н.Д. Суворовой, К.Е. Турбиной, Ю.Б. Фогельсона и др.).

Литература на арабском языке была использована, в основном, при работе над первой главой, посвященной сравнительному анализу соотношения так называемого "коммерческого" или "традиционного" страхования с исламским (книги Гариба ал-Джамаля, Йусуфа ал-Карадави, Субхи Махмасани, ‘Абд ар-Разака ас-Санхури и др.).

При исследовании сущности и правовой природы исламского страхования диссертант опирался, прежде всего, на англоязычные работы малазийских исследователей М. Биллаха, А. Исмаила, И. Ахмада, М. Х. Камали, А. Рахмана, С.А. Росли, К. Шарифа и др., а также труды ученых из других стран (М. Муслехуддина (Пакистан), М. Н. Сиддики (США) и др).

Автором был также использован нормативно-правовой материал по исламскому страхованию.

Проведенный в диссертации анализ позволяет сделать следующие выводы, выносимые на защиту:

1) Мусульманское право является самостоятельной правовой системой и характеризуется рядом существенных особенностей. В частности, в мусульманском праве отсутствует деление на отрасли, принятое в западной правовой науке. В связи с этим, при изучении отдельных институтов мусульманского права следует исходить из структуры, установленной в самом шариате, а не распределять институты мусульманского права по различным отраслям в соответствии с западным пониманием строения правовой системы.

2) Мусульманское право способно ответить на многие актуальные вопросы современности, не отступая от норм и принципов шариата.

3) Институты "дийа" и "закят" представляют собой ранние формы страхования в мусульманском обществе.

4) Исламское страхование (такафул), практикующееся в настоящее время в ряде государств, представляет собой не вид коммерческого страхования, а систему, альтернативную существующей в большинстве стран системе так называемого "традиционного" или "коммерческого" страхования.

5) Отношения между страхователем и страховщиком, осуществляемые на основе традиционной модели в большинстве стран мира, не соответствует ряду существенных положений мусульманского права. Операции в сфере коммерческого страхования относятся к категории "харам" - запрещенных исламом сделок. Такафул, в отличие от коммерческого страхования, не противоречит положениям ислама и шариата.

6) Оператором в договоре такафул не обязательно должен выступать мусульманин, как считает большинство правоведов. Все договоры, заключенные компанией, изучаются на предварительной стадии шариатским наблюдательным советом, что само по себе является достаточной гарантией соответствия деятельности компании шариату.

7) Отношения в сфере исламского страхования не противоречат страховому и иному законодательству Российской Федерации.

8) Регулирование деятельности такафул-компаний в немусульманских странах целесообразнее осуществлять в рамках законодательства, посвященного коммерческому страхованию, в то время, как в мусульманских странах следует принимать отдельные законодательные акты, регулирующие отношения в сфере такафула.

9) При учреждении исламских страховых компаний в России и других немусульманских странах целесообразно использовать в их наименовании слово "такафул", а не исламское страхование, - чтобы не вступать в конфликт с законодательством, провозглашающим светский характер государства.

Апробация результатов исследования. Настоящая диссертация была обсуждена и одобрена на заседании кафедры международного частного права Московского Государственного Института Международных Отношений (Университета) Министерства иностранных дел России. Основные положения и выводы, изложенные в диссертации, были опубликованы автором в одноименной монографии и ряде научных изданий.

Структура и объем диссертации. Структура работы обусловлена целями и задачами исследования. Диссертация состоит из Введения, 2 глав, Заключения. Работа снабжена списком литературы, включающем работы на русском, английском и арабском языках. В Приложениях приводится Глоссарий исламских правовых терминов, использованных в диссертации.

Основное содержание исследования

Цель и задачи, поставленные автором исследования, определили структуру и логику работы, которая состоит из Введения, двух глав, Заключения, Приложений, а также Списка использованной литературы.

Во Введении обосновывается выбор темы диссертации, определяются объект, предмет и методология исследования, формулируются цель и основные задачи исследования, дается общая характеристика состояния разработанности темы в отечественной и зарубежной науке, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость проведенной работы, приводятся основные выводы и положения, выносимые на защиту, а также отмечается уровень апробации выводов, полученных при разработке темы.

В первой главе "Мусульманское право и институт страхования" рассматривается сущность источников мусульманского права и проводится подробный анализ их роли в современных правовых системах мусульманских стран; с позиций российской науки и мусульманской правовой доктрины анализируются институты "дийа" и "закят"; дается правовая оценка договору коммерческого страхования с точки зрения различных мусульманских правоведов.

Начало исследования диссертант предваряет постановкой вопроса о роли мусульманского права и его основных источников в современном мире, поскольку без знания особенностей данной правовой системы невозможно понять специфику природы исламского страхования.

В настоящее время мусульманское право играет неодинаковую роль в правовых системах различных стран. Основные источники мусульманского права сформировались еще в средние века. Однако и по сей день шариат продолжает оказывать влияние на действующие в различных мусульманских странах правовые системы. Это объясняется, во-первых, общим характером сформулированных в Коране и сунне положений, позволяющих максимально широко трактовать многие институты современности с точки зрения их соответствия нормам шариата, и, во-вторых, тем богатым набором рационалистических приемов, которыми обладает мусульманско-правовая доктрина для решения вновь возникающих юридических проблем, не урегулированных напрямую в Священной Книге и хадисах . Диссертант согласен с теми исследователями, которые рассматривают закон, разработанный мусульманскими правоведами (или при их участии) и развивающий положения Корана и сунны, в качестве одного из источников мусульманского права в современном мире .

Таким образом, благодаря скрытым в источниках фикха возможностям, мусульманские ученые могут самостоятельно решить проблему соответствия страховых отношений нормам мусульманского права, не прибегая к помощи других правовых систем, - вне зависимости от той роли, которую играет шариат в различных странах.

По мнению диссертанта, только взаимодействие и сотрудничество факихов (мусульманских правоведов) из различных стран может способствовать возрождению мусульманского права. Характерным примером в данном случае является исламское страхование. В разработке данного института исламской экономики участвовали ведущие правоведы исламского мира. В ходе многочисленных дискуссий была выработана приемлемая модель, которая впоследствии корректировалась с учетом специфики различных стран.

Таким образом, более-менее серьезная работа возможна только в рамках взаимодействия многочисленных мусульманских юристов из разных государств, ибо в противном случае будет не соблюдена иджма’ , - т.е. единодушное мнение ведущих правоведов по тому или иному вопросу. Поэтому, по мнению автора диссертации, в интересах возрождения мусульманского права не следует разбивать его на мусульманское право отдельных стран, а рассматривать его в многоликом единстве, не забывая, конечно, о том, что с самого своего возникновения фикх был плюралистичен по своей природе. Возможность сосуществования различных мнений по одному и тому же вопросу способствовало развитию мусульманского права на протяжении веков. Только в диалектическом взаимодействии плюрализма мнений и унификации позиций отдельных ученых и толков заключается будущее мусульманского права.

При рассмотрении различных вопросов теории мусульманского права диссертант ограничивается анализом взглядов суннитских правоведов, оставляя вне рамок исследования шиитскую интерпретацию изучаемой проблематики. Это объясняется, прежде всего, тем, что теоретическая разработка института исламского страхования (такафула) является плодом усилий представителей суннитских мазхабов (правовых школ), в то время, как шиитскими правоведами данный институт до сих пор недостаточно исследован.

В исследовании диссертант опирался на позиции правоведов четырех суннитских мазхабов: ханафитского, шафиитского, маликитского и ханбалитского. Однако, целиком разделяя позицию правоведов, выступающих за максимальное устранение различий между указанными четырьмя мазхабами по целому ряду существенных вопросов (в том числе и в частно-правовой сфере), диссертант акцентирует внимание не на различиях в интерпретации тех или иных институтов представителями различных правовых школ, а на общих тенденциях в развитии мусульманского права, позволяющих более эффективно решать проблемы, встающие перед обществом в наши дни. Данная тенденция в унификации позиций четырех суннитских мазхабов проявляется, прежде всего, в том, что в настоящее время по работам и высказываниям различных мусульманских правоведов зачастую сложно определить, представителями каких богословско-правовых школ они являются.

Примечательно, что такая ситуация характерна не только для последних десятилетий. Например, в июле 1927 г. король Хиджаза, Неджда и присоединенных территорий ‘Абд ал-’Азиз высказывался в пользу того, чтобы шариатские суды в королевстве не были связаны каким-нибудь одним определенным толком и в своих заключениях ориентировались на любой из мазхабов. И только в случае, если по конкретному вопросу ни один толк не предлагал убедительного и подтвержденного авторитетными доказательствами решения, следовало применять выводы ханбалитского мазхаба . Более того, в принятых в 1934 г. двух королевских актах предусматривалось, что при решении споров, связанных с наследством, вакфами и рядом других гражданско-правовых сделок, применяется тот толк, которого придерживаются жители местности, где рассматривается иск .

Почти одновременно с возрождением ислама в 60-е гг. XX века в мусульманском мире начался процесс разработки модели исламской экономики. С конца 70-х гг. концепция исламской экономики развивается наряду с проектами хозяйственных преобразований не только в отдельных странах, но и во всем мусульманском мире. С 80-х гг. в ряде стран (Иран, Пакистан, Судан) неоднократно предпринимались попытки реализации исламских идей на практике (в том числе, путем исламизации экономики).

Однако вскоре мусульманские экономисты пришли к выводу, что создать полностью автономную исламскую экономическую систему в настоящее время невозможно. Поэтому единственным выходом является поиск компромиссов между положениями ислама и экономическими реалиями.

Применительно к институту исламского страхования (такафула) существенную роль играют такие понятия, как "дийа" и "закят". По своей правовой природе дийа (компенсация за убийство или увечье, предоставляемая виновным или его родственниками пострадавшему или его родным) относится в отечественной науке к институтам деликтного права в историко-правовом контексте. Однако мусульманская правовая доктрина смотрит на данную проблему по-иному, рассматривая "дийа" и "закят" в качестве ранних форм страхования в мусульманском мире . Причина данного несоответствия состоит, прежде всего, в том, что в мусульманском праве отсутствует привычное для европейских правовых систем деление на отрасли, выделяемых благодаря их особому предмету и методу регулирования . Поэтому диссертант при исследовании различных институтов фикха счел целесообразным следовать мусульманской правовой традиции.

Рассмотрение различных институтов мусульманского права с позиций принятого в европейской правовой науке деления на отрасли и подотрасли может, по мнению автора диссертации, привести к искаженному пониманию шариата. Об это предостерегал еще в середине XIX века крупный специалист по мусульманскому праву Н.Торнау : "Притом д’Оссон , в изложении статей мусульманского права, не следовал общему разделению и последовательности предметов, принятых мусульманскими законоведами. Он разделил все право на разные кодексы, именно: религиозный, политический, военный, гражданский, судебный и уголовный. В предисловии к 1-му тому д‘Оссон говорит, что он нашел необходимым изменить порядок, принятый в сочинении Мюльтска-эль-Эбхор, и внести другой порядок и другое разделение, более ясное и удобопонятное.

Но попытка оказалась неудачною; во-первых, потому что хотя разные главы мусульманского права и не имеют особой последовательной между собой связи, однако трудно подвести статьи этих глав под новые разделения по началам, вовсе между мусульманами несуществующим, без изменения порядка и последовательности, в частности в каждой главе находящихся, и без установления новых идей, несогласных с духом мусульманского учения. Так, например, в кодексы политический и военный вошли многие предметы, которые мусульмане исполняют как священные обязанности, как-то: зекат, война против неверных и проч., - глава о насильственном завладении ггесб, помещена д’Оссоном, по понятиям европейского законоведа, в уголовный кодекс, между тем, как у мусульман поступок этот считается гражданским действием и не подлежит ни уголовному, ни исправительному наказанию. Во-вторых, имея в виду новое свое разделение, Мураджа д’Оссон старался соединить вместе предметы, имеющие только наружное сходство, но вполне отличительные в существе и в основаниях. Так, например, посвящение вякф, имеющее основанием своим добровольное исполнение, не может быть подчинено главе о зекате, т.е. об обязательной для каждого мусульманина платы с части своего дохода" .

Таким образом, у мусульманского исследователя не вызывает удивления, что институты "дийа" и "закят" называются в качестве ранних форм страхования в мусульманском мире. При этом, разумеется, не забывается об основном предназначении данных институтов: дийи - как компенсации за убийство или увечье, а закята - как налога в пользу нуждающихся членов мусульманской общины. В то же время, выполняемая им в определенном историческом контексте функция страхования рассматривается в качестве дополнительной, неосновной.

По мнению мусульманских правоведов, выступая в виде бесприбыльного некоммерческого способа защиты интересов пострадавших в форме института "дийа", взаимное страхование обеспечивало не только безопасность и защищенность каждого отдельно взятого члена общины, но и порядок, и стабильность в обществе в целом. В рамках уммы просто происходило перераспределение накопленного капитала без возникновения прибыли в пользу того, чей интерес в данный момент пострадал. Неудивительно, что в мусульманском мире, где доверию между партнерами по сделке уделяется огромное внимание, не могло не развиться взаимное страхование.

Что касается закята, то он, кроме общей функции социального налога, направленного на поддержку неимущих, был призван, по мнению мусульманских правоведов, играть роль взаимного страхования от убытков. Помимо того, что долг несостоятельного должника погашался из фонда закята, сам должник, оказавшийся в тюрьме, выкупался из того же фонда.

Иными словами, в отношении легитимности взаимного страхования с точки зрения шариата мусульманские правоведы единодушны. Сомнения мусульманских правоведов касаются лишь тех видов страхования, которые направлены на извлечение прибыли.

Договор коммерческого страхования вызывает возражения ряда авторитетных правоведов поскольку, по их мнению, содержит элементы гарара (неопределенности), майсира (азарта) и риба (ростовщичества), которые запрещены шариатом.

По мнению диссертанта, в договоре страхования содержатся элементы ал-гарара ал-касира (избыточного гарара, - согласно терминологии, предложенной доктором Мухаммадом Хашимом Камали (Малайзия)) и риба (ростовщичества). Первый элемент обусловлен наличием в предмете договора коммерческого страхования неопределенности для страхователя. Несмотря на то, что страхователь получает гарантию своей финансовой безопасности, основанную на обязательстве страховщика выплатить компенсацию, страхователь теряет выплаченные им деньги, если страховой случай не наступает. Владельцы страховых полисов также остаются в неведении относительно того, куда страховщик вложит уплаченные им взносы, - поскольку очень важно, чтобы данные средства не были использованы в запрещенной шариатом деятельности.

Элемент риба при коммерческом страховании может иметь место при размещении средств, собранных в качестве страховых взносов, в инвестиционной деятельности, связанной с взиманием или выплатой процента, в накопительном страховании при выплате страхователям страховщиком фиксированного процента, а также ряде других случаев .

С целью преодоления существующих в договоре коммерческого страхования недостатков стала разрабатываться альтернативная модель страхования под названием "такафул".

Во второй главе "Тенденции правового регулирования исламского страхования" анализируется правовая природа исламского страхования (такафула); рассматриваются основные виды исламского страхования; характеризуется современное состояние правового регулирования исламского страхования и основные источники, регулирующие отношения между оператором и участниками ; исследуются основные элементы договора такафула; оцениваются правовые перспективы реализации исламского страхования в России.

Основные усилия разработчиков модели исламского страхования были направлены на преодоление недостатков, присущих коммерческому страхованию и недопустимых с точки зрения шариата, - прежде всего, гарара (неопределенности в договоре) и элемента риба, связанного с взиманием или выплатой процента в ходе осуществляемых страховой компанией операций. Перед мусульманскими экономистами и юристами стояла сложная задача: необходимо было, чтобы создаваемая модель могла бы в скором будущем стать конкурентоспособной на страховом рынке.

В итоге, исламское страхование, по мнению мусульманских правоведов, вобрало в себя все самое лучшее, что есть в коммерческом страховании, освободившись, вместе с тем, от присущих ему недостатков. Суть исламского страхования заключается в том, что участник является, наряду с оператором, своего рода партнером в товариществе по взаимному обеспечению рисков участников данного товарищества. Взносы, выплачиваемые участником, разделяются на две части: одна часть представляет собой собственно страховую премию, другая же часть взносов направляется в специальный фонд, из которого участник получает доход вне зависимости от наступления страхового случая.

При этом, доход, получаемый участником из части уплаченных взносов, не является фиксированным, поскольку именно гарантия со стороны должника возвратить априорно установленную сумму, превышающую предоставленную в долг или в виде кредита, при любых обстоятельствах и без учета реально произведенных затрат человеческого труда, времени и денег, как раз и представляет собой риба (ростовщичество).

С точки зрения мусульманских правоведов и экономистов, при займе дополнительных прав собственности не возникает ни у заемщика, ни у заимодавца (исключение делается для тех случаев, когда предоставленные средства используются для увеличения благосостояния общества). Создание прироста богатства оправдывает право заемщика и заимодавца на получение части этого дополнительного богатства, а не строго и заранее определенной суммы, не зависящей от реального размера созданного дополнительного богатства. То есть, процент на ссуду, по мнению мусульманских ученых, представляет собой ничем не обоснованную претензию на имущество ссудополучателя вне зависимости от того, произвел ли он что-нибудь с помощью одолженных денег или вообще потерял полученные средства .

Таким образом, исламское страхование занимает промежуточное положение между коммерческим и взаимным страхованием, поскольку участник, помимо получения выплаты при наступлении страхового случая, наряду с оператором и другими участниками участвует в прибылях и убытках от страхового бизнеса (Profit and Loss Sharing (PLS) - система солидарного разделения прибылей и убытков). При коммерческом же страховании страхователь, в отличие от страховщика, не получает никакой прибыли, он может претендовать лишь на страховую выплату при наступлении страхового случая. В то же время, при взаимном страховании, прибыли не получает никто. Это обстоятельство как нельзя лучше подчеркивать оригинальность и самостоятельность исламского страхования в качестве системы, альтернативной системе традиционного страхования. Исламское страхование нельзя охарактеризовать как исламский аналог только взаимного или только коммерческого страхования, поскольку оба данных вида страхования отображены в идее такафула сквозь призму исламских правовых и экономических институтов.

Кроме того, такафул характеризуется следующими существенными особенностями:

1) уплаченные взносы, или их часть, могут использоваться только в операциях, не запрещенных мусульманским правом. Любая страховая операция изначально может быть признана ничтожной, если в ней содержатся элементы, запрещенные исламом;

2) за деловой активностью такафул-компаний призван наблюдать специально созданный шариатский наблюдательный совет, в задачи которого входит оценка каждой проводимой операции с точки зрения ее соответствия нормам и принципам мусульманского права;

3) все стороны договора исламского страхования должны действовать в соответствии с принципом наивысшей добросовестности;

4) в такафуле, в отличие от коммерческого страхования, не нарушаются условия наследования в мусульманском праве . При рассмотрении дела Amtul Habib vs Musarrat Parveen Верховный суд Пакистана постановил, что назначенный выгодоприобретатель является не полным бенефициарием, а лишь доверительным собственником, который должен распределить страховую выплату между наследниками участника в соответствии с правилами наследования в шариате .

Действующие в различных странах мира исламские страховые компании предлагают своим клиентам услуги по общему и семейному такафулу.

Общим такафулом, в основе которого лежит идея компенсации, охватываются риски, присущие имущественному страхованию. В качестве участников здесь могут выступать физические и юридические лица. В общем такафуле обычно заключаются краткосрочные договоры, которые необходимо ежегодно пролонгировать.

В рамках семейного такафула предусмотрены различные схемы, охватывающие, в основном, риски из сферы личного страхования: индивидуальный семейный такафул-план, групповой семейный такафул-план, кредитный семейный такафул-план и др.

Нормы, регулирующие отношения в сфере исламского страхования, могут быть трех видов: 1) нормы, содержащиеся непосредственно в Коране и сунне, 2) нормы в законодательстве мусульманских стран, принятом парламентом (а также органами, аналогичными парламенту, - например, Советом шуры в Саудовской Аравии), или в административно-правовых актах, утвержденных органами исполнительной власти, которые дублируют или развивают положения, сформулированные в Коране и сунне, и 3) нормы в законодательстве немусульманских стран, предусматривающие правовые возможности для деятельности исламских страховых компаний.

В настоящее время в мире существует всего один специальный закон, посвященный исламскому страхованию. Это малазийский Закон о такафуле 1984 г. Ряд норм в Законе о такафуле носит открыто рамочный характер. Например, в Законе предусмотрено деление на общий и семейный такафул. В рамках же общего и семейного такафула участник может самостоятельно устанавливать те виды страховых услуг, которые считают нужным. Разработчики Закона учитывали тот факт, что чем подробнее закон, тем труднее вносить в него поправки в будущем с учетом изменений в экономической ситуации в стране. Кроме того, в случае детализации положений закона существует риск придания ненамеренным пробелам в законе статуса "намеренных исключений" из закона .

Что касается других стран, то нормы, затрагивающие отношения в области исламского страхования, содержатся, в основном, в различных законах, регулирующих частно-правовые вопросы. Это - Гражданский Кодекс Кувейта 1980 г., ГК ОАЭ 1985 г., ГК Иордании 1976 г. и др.

Иногда законодатель при регулировании отдельных отношений практикует исключение из-под юрисдикции закона некоторых категорий населения, - в данном случае мусульман. Так, в малазийском Законе о страховании 1996 г., регулирующем отношения в сфере традиционного страхования, в статье 166, где речь идет о страхователях-немусульманах, установлено, что назначенный выгодоприобретатель рассматривается как абсолютный бенефициарий. Он назначается из числа близких родственников страхователя. Доход по полису не подлежит уплате по долгам выгодоприобретателя.

Следующая за ней статья 167 касается только мусульман и не предусматривает ограничений при назначении выгодоприобретателя, который рассматривается как распорядитель полученных средств, а не как абсолютный бенефициарий. Прибыль по уплаченным взносам формирует часть имущества владельца полиса, а также входит в сумму, из которой выплачиваются его долги.

Таким образом, в рамках одного закона могут содержаться статьи, регулирующие один и тот же вид отношений, но адресованные различным категориям граждан. Подобное обособление норм для мусульман представляется более приемлемым для многих законодателей, поскольку не везде экономические и политические условия благоприятствуют принятию специальных законов, регулирующих статус институтов исламской экономики.

По мнению автора диссертации, в сфере регулирования исламского страхования целесообразнее принимать больше специальных законов и других нормативно-правовых актов, которые детализировали бы положения, содержащиеся в основном законе о такафуле, если таковой имеется. Если же специальный закон о такафуле не принят, то административно-правовые акты органов исполнительной власти должны развивать и конкретизировать те положения, которые относятся к такафулу и не выделяются особо в законодательстве о страховании. Ввиду легкости процедуры внесения изменений в административно-правовом законодательстве, последнее сможет сыграть существенную роль в регламентации и детализации отношений в сфере исламского страхования.

Отношения между оператором и участником оформляются договором. В соответствии с требованиями, предъявляемыми мусульманским правом к договорам, основными элементами договора исламского страхования являются:

1) ма’акуд ‘алайх (предмет договора),

2) мута’акидан (обе стороны договора),

3) сига (включающая иджаб (оферту) и кабул (акцепт)).

Выплата компенсации страхователю при наступлении страхового случая является формой проявления страхового интереса и входит, по мнению большинства исследователей, как на Западе, так и на Востоке, в понятие предмета договора страхования. Предоставление страховой суммы при наступлении определенного события - основная обязанность такафул-оператора: "По свидетельству Абу Рафи’и, который передал слова Пророка: "Поистине, наидостойнейшие из людей - те, кто наилучшим образом возвращает свои долги".

В договоре такафул две основных стороны: оператор и участник.

Согласно условиям, содержащимся в Законе о такафуле 1984 г. (ст. 4, пункт 1), такафул-бизнес в Малайзии может осуществляться следующими операторами: а) компанией, соответствующей требованиям Закона о компаниях 1965 г., или б) обществом, зарегистрированным в соответствии с Законом о кооперативных обществах.

Кроме того, физическое лицо, компания или общество получают право осуществлять такафул-операции, если будут соответствовать следующим условиям:

1) физическое лицо, компания или общество, намеревающиеся вести такафул-бизнес, должны иметь правоспособность в соответствии с требованиями, предъявляемыми шариатом;

2) оператор обязательно должен быть мусульманином, поскольку весь такафул-бизнес осуществляется на основе исламских норм и принципов. Что касается немусульман, то они не могут участвовать в деятельности исламской страховой компании, как в качестве индивидуального предпринимателя и партнера, так и на посту руководящих работников компании. По мнению мусульманских правоведов, данное ограничение не следует рассматривать как дискриминацию в виду следующих обстоятельств:

a) договор такафул направлен, прежде всего, на поддержание взаимного сотрудничества среди правоверных в целях предотвращения последствий негативных явлений. В Коране дается указание на предпочтение мусульман немусульманам в любых видах сотрудничества: "Пусть верующие не берут себе близких помимо верующих. А кто делает это, у того с Аллахом нет ничего общего, если вы только не будете опасаться их страхом..." (3: 28);

b) оператор - существенное лицо в исламском страховом бизнесе. Если в роли страховщика окажется немусульманин, существует опасность, что в своей деятельности он будет пренебрегать нормами и принципами шариата, что может привести к признанию осуществляемых при его участии или под его руководством операций незаконными с точки зрения мусульманского права: "Кто же ищет не ислама как религии, от того не будет принято, и он в последней жизни окажется в числе потерпевших убыток..." (4: 85).

Вместе с тем, немусульманин вполне может застраховаться в компании, управляемой мусульманином.

Теоретически любой человек вне зависимости от возраста, положения в обществе, пола и других факторов имеет право стать владельцем полиса. Однако, в интересах достижения целей исламского страхования, среди которых, прежде всего, задача обеспечения эффективной кооперации между членами уммы (мусульманской общины), шариатом налагается ряд ограничений. Основными факторами, которые могут препятствовать участию физического лица в качестве стороны в договоре такафул, являются: недостижение им определенного возраста, неполная право- или дееспособность, банкротство предполагаемого участника, а также отсутствие у него страхового интереса.

Что касается требований, предъявляемых к иджабу (оферте) и кабулу (акцепту), то они во многом схожи с аналогичными требованиями в англосаксонской правовой системе.

В последнем параграфе диссертации диссертантом ставится вопрос о необходимости и целесообразности развития исламского страхования в России. По мнению диссертанта, учреждение такафул-компании в России представляется желательным, прежде всего, по следующим причинам:

1) исламское страхование, в отличие от традиционного, полностью соответствует положениям ислама. Потенциальными клиентами такафул-компании в России могут быть до 20 миллионов мусульман, проживающих на территории нашей страны. Можно, конечно, возразить, что заключение договора с неисламским страховщиком, не самый страшный грех. Один из важнейших принципов шариата, вошедший в "Маджаллу" , учит, что нужно выбирать наименьшее из двух зол. Например, если перед мусульманином стоит альтернатива - застраховать свою гражданскую ответственность в качестве владельца автотранспорта в традиционной страховой компании или же находиться в постоянном страхе понести убыток, ему следует предпочесть первый вариант и приобрести полис. Однако, если существует возможность избежать сомнительных, с точки зрения шариата, моментов, необходимо выбрать то, что будет больше соответствовать положениям ислама;

2) многие торговые и финансовые партнеры России на Ближнем Востоке не спешат инвестировать средства в различные взаимовыгодные проекты, опасаясь нестабильности экономической ситуации и недобросовестности российских коллег. При таком положении дел было бы весьма уместно учредить исламскую страховую компанию, которая обеспечивала бы гарантией риски мусульманских инвесторов в соответствии с требованиями шариата. Это способствовало бы росту инвестиций из мусульманских стран;

3) главная цель исламского страхования - не только оказание взаимной поддержки участниками, но и возможность получения при этом определенного дохода. Несмотря на переход России к рыночной экономике, взаимопомощь и поддержка продолжают играть большую роль во взаимоотношениях между людьми. Поэтому исламское страхование должно встретить понимание среди россиян;

4) исламские страховые компании в России будут инвестировать свои средства в объекты, имеющие отношение к исламу и мусульманам, что не может не отразиться на благосостоянии мусульман, составляющих значительную часть населения России.

Однако, вопрос об учреждении исламской страховой компании в России следует анализировать не только с позиции экономической эффективности, но и с точки зрения правовой возможности для реализации такафула в нашей стране. По Конституции Россия - светское государство, поэтому учреждение в стране такафул-компании может вызвать целый ряд вопросов.

Например, в деятельности шариатских наблюдательных советов, призванных следить за соответствием осуществляемых компанией сделок шариату, может быть усмотрено нарушение принципа публичности договора (ст. 426 ГК России). Как несоответствующее российскому законодательству (в т.ч., в сфере защиты прав человека) может быть расценено положение о том, что во главе исламской страховой компании должен стоять мусульманин.

По мнению диссертанта, данные проблемы не являются непреодолимым препятствием на пути реализации идеи исламского страхования в России. Шариатский наблюдательный совет проводит предварительную оценку каждой сделки с точки зрения ее соответствия шариату до заключения договора, что нисколько не ущемляет прав потребителей услуг компании (страхователей). Заключаемый такафул-компанией договор страхования будет содержать одинаковые для всех страхователей условия. Кроме того, сам факт заключения нового для российского гражданского права договора такафула будет свидетельствовать о развитии другого, не менее важного принципа, - свободы договора.

Что касается невозможности для немусульманина возглавить исламскую страховую компанию, то данная проблема неоднозначно воспринимается и самими мусульманскими правоведами. По мнению диссертанта, во главе исламской страховой компании вполне может быть немусульманин, если под его руководством деятельность компании не будет противоречить мусульманскому праву и соответствовать интересам мусульманской общины, - тем более, что в качестве надзорной инстанции остается шариатский наблюдательный совет, состоящий из мусульманских правоведов и экономистов . Сама же компания, - во избежание терминологической путаницы, связанной с религиозной составляющей прилагательного "исламский" - может носить в названии слово "такафул".

В Заключении диссертации суммированы выводы по работе. Автором подчеркивается практическая значимость работы на фоне усиления роли исламского страхования в мировой экономике.

В конце диссертации приводится Библиографический список использованной литературы, в Приложениях - Глоссарий мусульманских правовых терминов, использованных в работе.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Страхование в мусульманском праве: теория и практика. - М., "Анкил", 2001. - 152 с.;

2. Мусульманское право и страхование//Страховое право. - 2001. - № 1. - С. 43-44;

3. Некоторые аспекты правового регулирования экономических отношений в мусульманском праве//Международное право=International Law. - 2001. - № 3. - С. 240-258;

4. Проблема соответствия сущности коммерческого страхования нормам мусульманского права//Востоковедный сборник. - 2001. - Вып. 2. - С. 90-133;

5. Мусульманское право и институт страхования//Проблемы современной экономики. - 2002. - № 2. - С. 120-122.

вернуться
(C) Ренат Беккин, 2004 - 2013