Диссертация

English English

Яндекс цитирования
Дискуссия

Подшибякин: Вы знаете, я очень добросовестный человек. Мне понравился сам соискатель. Очень неглупый и умеет хорошо рассуждать. Но честно вот у меня остался ряд вопросов, которые я хотел бы задать в ходе своего выступления и получить на них ответы. Потому что честно, вот те проблемы, которые обсуждались здесь пока они меня не убедили в некоторых НЮАНСАХ. Ну, прежде всего, название работы: Страхование в мусульманском праве: теория и практика. Извините, перерыл все, но анализа практики нет никакого. И вообще не знаю, откуда взялась практика в названии, когда ее нет ни в работе, ни в автореферате.

Богатырев: Тире сравнительно-правовой аспект.

Подшибякин: Не знаю. Указана специальность: 12:00:03 (гражданское право, предпринимательское право, семейное право, международное частное право). Если честно, я не зря посмотрел материалы обсуждения на кафедре. Там в выступлениях прозвучала четко мысль, что ... в одном выступлении даже было сказано достаточно резко, что цивилистики в работе вообще нет. Другие как-то обозначали эти вещи, но вот в одном выступлении прямо сказано, что цивилистики нет. Поэтому често я нахожусь в затруднении и как человек порядочный хочу, чтобы соискатель пояснил эти вопросы, которые я сейчас ставлю. Далее. Положения, выносимые на защиту. Посмотрите пункт первый и второй. Ну, вы знаете, я могу согласиться с тем, что это теория государства и права, ну уж во всяком случае не та специальность, которая указана на обложке. Причем, думал, может быть в автореферате не все сказано, есть в работе. Положения, выносимые на защиту и в самой диссертации и в автореферате четко соответствуют. Вот заключение писал умный человек. Я не знаю, кто его писал. Но пункт первый дополнен одной фразой: все вышесказанное справедливо и в отношении института исламского страхования. Ну, слава Богу. Слава Аллаху! Понимаете, честно я хотел бы сейчас, я еще раз говорю, я - человек - порядочный и хотел бы убедиться в том, что вот эти три вопроса были освещены в выступлении нашего соискателя. Я ведь не зря задал вопросы, насколько соответствует работа научной специальности, обозначенной на обложке? И если можно, я хотел бы получить ответ на такой вопрос. У Вас в отзыве первого оппонента говорится о соответствии научной специальности? Дело в том, что в соответствии с Положением ВАКА, это одно из основных требований, которое должно быть в отзыве: соответствие работы научной специальности. Вот просил бы посмотреть, в обоих отзывах есть это или нет? И попытаться нашему соискателю здесь доказать, что это действительное специальность 12:00:03.

Кабатов: Спасибо.

Подшибякин: Спасибо.

Малеев: Я, в отличие от Александра Григорьевича Богатырева, получил автореферат. Внимательно прочитал и даже подумал, что я поторопился подписать заключение. Потому что это раньше случилось, чем я получил реферат. Знаете, какое общее впечатление?.. К нам пришла работа как бы из другого мира. Из того мира, где все-таки руководствуются не социальным правилами, а нормами религиозными. Один журналист недавно, дня три назад говорил: "Идешь в Ираке по рынку, сидит женщина и что бы вы думали она читает? Коран читает". Это действительно живущая система и от этого никуда просто не денешься. Другое дело, что есть некоторая навязчивость и у диссертанта, и у многих других правоведов (исламских) в исламизации того, что не поддается исламизации. Исламизации международного права, в частности. Понимаете, гражданского права. В каком смысле, - где-то довольно по-детски иногда воспринимается когда должен быть серьезный разговор на уровне анализа соответствующих норм в законе и прочее , вдруг ссылаются на волю Аллаха, что он такой мудрый и все предусмотрел. И даже в страховом деле надо искать, что он такой мудрый был. Смешно. Я честно вам говорю. Но смешно для нас. Для человека, который живет в той системе мышления, это не смешно. Это очень грустно. Действительно, они вводят. - не шутят, не играют в это, - действительно вводят во всех сферах своей жизни какие-то вот путем толкования. Конечно, нигде там ни у Аллаха, ни в сунне конечно не говорится о страховании. Слова там не найти такого. Но вводят во все сферы жизни нормы, которые, повторяю, и являются результатом очень серьезной работы. Я что хочу сказать, что это не поверхностная работа. Еще раз повторяю, человек пришел из того мира, где этим живут. Само то слово такафул можно посмотреть: литература очень обильная, и оно не выдумано диссертантом. До него он появился, термин исламское страхование. Я категорически мог бы не принимать этот термин и не принимаю: не может быть страхование ни исламским, ни христианским, ни буддийским. Это просто страхование. Но...

Кабатов: В нашем мире, да?

Малеев: Да, в нашем мире. Но оно появилось в другом мире, понимаете? И даже на английском языке: islamic insurance. Вы знаете, гуляет. И он в какой то мере открывает нам форточку на этот феномен, который не им придуман. Если бы вот я понимаю, он придумал, надо было сказать: юноша, остановись, не надо выдумывать того, чего нет на свете. Но повторяю он привносит другую культуру и как бы раскрывает нам глаза на то, что уже состоялось. Другое дело, что может быть от этого его работа в какой-то мере теряет свою самостоятельность, потому что исламский феномен уже исследован. Посмотрите литературу приведенную. Но в целом несмотря на такое осторожное восприятие связанное с тем, что очень сложно состыковать, - не только терминологически, конечно, это как перевод с древне-древне-древнего языка на современный язык звучит. Понятия многие и термины, но и просто попытки привести институт страхования и даже просто лишить его коммерческой основы, вообще как это может быть? Даже не понятно, зачем тогда вообще этим заниматься? Не принимается, но что делать. Человек, мне кажется, в принципе разобрался. Он сам здесь в общем-то непоследователен: и в заглавии работы самой и в автореферате в заглавии, кое-где в заключении говорится : страхование в исламском праве, а потом - исламское страхование. Вы знаете, это же меняется мировоззренческий подход. Сильно меняется. Одно дело: исламское страхование, вы простите, социальный институт помещается в систему религиозных ценностей, свойственных всему этому миру. Это характеристика вида страхования как исламского. Страхование в исламском праве, что ж, это отличное страхование, которое принято и в других странах, но которое в исламском праве имеет свои особенности. Вот здесь надо было ему самому. Он, может быть, даже не заметил как передергивает попросту говоря терминологию. И сам же себе противоречит в названии диссертации. Ведь ко многому обязывает страхование в мусульманском праве, а потом пошло исламское страхование. Это дело здесь не только в терминологии, он увлекается и так сказать философией мусульманского права. Понимаете, одеяло перетягивают религиозные на некоторые социальные нормы. Право , к которому мы привыкли в другом совершенно смысле. Словом, задача перед ним стояла, конечно непростая. Я наедюсь он понимал даже как мне кажется, что вторгается со своей работой в сферу где привыкли к другой терминологии и сам этот институт не носит у нас конечно религиозного оттенка. Но, повторяю, в целом у меня очень позитивное впечатление, я повторю выступающих до меня от фигуры самого диссертанта. Уверенный человек, правдо жаль, что он читает по бумажке все время. Без бумажки конечно нельзя прочесть, но многие политики с этого начинали и продолжают: хорошо читают и добиваются больших успехов.

Кабатов: Но у вас нет сомнения что он писал эту бумажку?

Малеев: Скорей всего, да. Во всяком сучае судя по его речи. Во всяком случае несмотря на эти замечания. Тут моджно еще: я тут отметил в работе. Много вещей, которые вызывают просто улыбку, несмотря на то что апеляция идет к Аллаху, но в целом ей богу несмотря на замечания которые я сделал, надо сказать спасибо за то, что открывается я бы сказал даже агрессивная система права, которая сейчас старается себе шире-шире-шире в мире преподносить и закрепляться в других странах. И не случайно, заметьте на мой взгляд, это очень серьезные пункты диссертации. У нас в Росси это отмечено в диссертации, около 20 млн. Мусульман.

Пащенко: Даже больше.

Малеев: да, около 20 млн. Мусульман, и учреждение исламской страховой компании поможет создать более благоприятные условия жизни для этих мусульман. Правда, добавлена фраза кроме прочего. Согласен. Но вот эту позицию по данной тематике воспринимать и в русле ну как это просто в русле проповедования ислама как такового. Я это и так даже воспринял, пусть это даже вас не удивляет. Тем более, что перебор в работе конечно есть. Какие-то красивые разговоры просто, что такое ислам из себя представляет и вообще не понятно зачем. Понимаете. Тогда давайте брать любую работу по праву, в котрой ислам упоминается, и говорить что такое Аллах и что такое ислам. Ну зачем это вообще нужно? Понимаете? А я понимаю. Вот в этой связке понятно. Значит за этим стоят какие-то религиозные мотивы: просто помогать распространению ислама.

Пащенко: Эмиссар.

Малеев: Ну, на эмиссара он не похож. Нет. Он вполне цивилизованный человек. Повторяю, производит очень приятное впечатление умного конечно, подкованого человека. Вот и в этом плане, что привнес в нашу среду вот этот взгляд на привычные казалось бы вещи, но в адаптации к другой философии, к другому правовому мышлению. Пожалуй, спасибо ему. Я думаю. Я лично собираюсь голосовать положительно.

Кабатов: Спасибо. Александр Георгеивич, Вы выступить хотите?

Богатырев: Можно я скажу, поскольку я задавал вопросы и хотел бы быть понятым? Значит, я также, как и мой коллега, профессор Малеев Юрий Николаевич считаю, что диссертация достойна присвоения ученой степени кандидата юридических наук. Но вместе с тем, я хотел бы, чтобы мы в документах , - я уже и посмотрел и заключение и в автореферате... Я не зря задавал вопросы, и ретировался что это все-таки не так. Вот вы поймите правильно,что вот говорил профессор Малеев, - ну, я не буду говорить об эмиссарах и т.д. и т.п. Дело в том, что цель работы - всегда... ну, вот, в нашем диссертационном совете (ведь мы же все-таки в государтсвенной системе, - так) и ВАК это... всегда. Вот должен быть какой аспект, я понимаю, не так чтобы там институт страхования, а его бы мне кажется в сравнительно правовом аспекте чтобы можно было взять, не так вот прямо, а исламское население вот так... я более того, я с коллегой Евгением Георгиевичем Пащенко согласен в оценке, но вот такое... однажды мы выступали с Сюкияйненом в международном союзе юристов нашем по семейному праву. То же самое. Я понимал. Но там вопрос ведь шел о чем - о реформе Семейного кодекса Российской Федерации. Он сплошной, так? Я имею в виду фронтальный, то есть исламское население все по большевистскому семейному кодексу живет. А ведь вот заметьте если у нас федерация нормальная , семья народов, то наверное я все-таки крамолу говорю, но вот представьте себе частное прао как в США это на откупе штатов, то есть вот в этих наших субъектах. Так, там нужно, чтобы и гражданское свое было с учетом исламской культуры и шариата и т.д. И семейное, прежде всего, и трудовое и змельное: все ... вот видите как...

Подшибякин: Это не крамола. Это нормальные вещи.

Богатырев: Нормальные, но заметьте, мы же ведь сейчас уважаемые коллеги, мы работаем... это и предлагать нужно было вот так, чтобы обязательно установить компанию. Установить компанию здесь или нет - это решает даже не гражданское законодательство, а это политика. Простите пожалуйста, мы по своему инвестиционному законодательству не пускаем не банковский капитал инотсранцев, так, ни страховой... сейчас развивается это, но когда это будет...

Кабатов: в страховой допускается.

Богатырев: Допускается, но простите меня, но в таком плане как предлагает диссертант... Он поддерживает... странно, что и оппонент второй поддерживает. Если был бы первый он бы скорректировал.

Кабатов: Он этого не сделал.

Богатырев: Он этого не сделал. Разве может он это сделать. Кстати, ведь он... здесь вот вопрос нашего коллеги был, ведь все-таки у Леонида Рудольфовича Сюкияйнена специальность, не 03, а 01. И поэтому он - теоретик мусульманского права, а не теоретик....

Могунова: Страхового дела.

Богатырев: Да, страховое дело - это институт граждаснкого права. .. Ведь вы поймите, я еще раз говорю: я так думаю, что и ...

Пащенко: Во-первых, нет ни мусульманского, ни христианского страхования...

Богатырев: я же оценил диссертацию так...слава богу, есть такое и все такое. Но не таким образом как коллега Малеев сказал по-детски предлагать нужно и законодательным органам и так далее вот это сделать или это. Но это немножечко мы как совет должны немножечко отредактировать в заключении. Так сказать нивелировать это. Вот, я не предлагаю там вам и буду голосовать за. Ясно? И предлагаю всем проглосовать за. Но я так полагаю, чтобы наш диссертант был научен на этом анализе тому что... ведь его жизнь только начинается и в науке ... 78 года насколько я слышал. Так что я хочу чтобы и мы не то, что мы сомнения так сказать выставили и т.д. и т.п. Поэтому... я высказал вот такое, что немножечко это вот как-то не цивилистическими методами идет так сказать идет... я бы считал это нужным, нормальным, если бы это был именно сравнительно-правовой анализ.

Корчесвкая: Он присутствует в работе в избытке.

Богатырев: Тогда бы это видно было даже предлагая нашему законодателю о чем я говорил, и семейное и гражданское и трудовое кк вы сказали коллега, земельное, я полагаю, может быть еще что то такое... и вот это предлагать нужно в системе, а не так, как со ссылкой идет на Малайзию. Простите пожалуйста, наш совет не заседает в Куала-Лумпуре. А он заседает в Москве. Я ведь еще раз говорю, поверьте: что ведь решать должна диссертация. Вот эти задачи нашего правоведения. Двигать нашу науку. Наше понимание. Хорошо, он открывает глаза нам, но он не предлагает конкретно что реформировать и что дополнить, изменить или как-то сказать... или в законодательстве. А это ведь главное в нашем исследовании должно быть. Lege ferende. А так вот прямо в диссертации и в автореферате написано: это будет полезно бизнесменам из исламских стран или нашим бизнесменам. Простите пожалуйста, это же никто не будет знать о существовании этой диссертации и монографии. А если бы это была практика, то тогда бы вы могли использовать в МКАС. Виталий Алексеевич там и т.д. вопросы коммерческого страхования. И использовать этот институт.

Кабатов: До МКАСа еще не дошло.

Богатырев: Да, до мКАСа еще не дошло. Я так полагаю, но здесь ведь практики не очень много . Это теория, но а может быть надо было снять "Теория и практика", : сравнительно-правовой анализ там как-то.

Подшибякин: Вопросы обязательно возникнут, вот в чем дело.

Богатырев: Вот поэтому я высказал свои доводы, почему я задавал вопросы. Не потому что я не знаю перевод того и т.п. Я найду это, если мне нужно будет. Я задавал эти вопросы с тем, чтобы вы меня поняли. Не потому что я вот... не то что впервые. А голосовать я буду за, и считаю, что да, диссертант владеет аппаратом научным и чувствуется он хозяин этих проблем и темы и все такое. И тем более - в исламском праве. И спасибо за внимание.

Кабатов: Спасибо. Есть еще какие-нибудь выступления?

Корчевская: Можно мне большую реплику? Я конечно как оппонент должна критиковать диссертанта, но мне представляется необходимым выступить. Мне представляется, во-первых, что диссертация соответствует заявленной специальности, потому как специальность 12:00:03 гражданское право и предпринимательское право, семейное и МЧП. Содержание диссертации полностью соответствует этой специальности, потому что если мы посмотрим на то, что анализирует автор, - здесь детально анализируется договор страхования, основные элементы договора страхования в мусульманском праве. Понятие и источники мусульманского права и договор коммерческого страхования с точки зрения мусульманской правовой доктрины. - т.е. более 70 % всей работы - это гражданское или международное частное право. Детально анализируется договор страхования. Причем дается, я бы сказала, серьезный анализ, достаточно монографичная работа, вполне интересная. То, что касается определенного, наверное, раздражения, которое вызвал последний параграф, или, вернее, некоторые высказывания диссертанта и в автореферате, а именно : правовые и иные предпосылки реализации исламского страхования в России, то мне представляется, что может быть неправильно понят был диссертант. Как мне показалось, он вовсе не собирается пускать сюда иностранных страховщиков. Он говорит об учреждении здесь в России российской компании с определенными чертами или, так сказать, переходной компании, которая содержала бы в себе элементы именно такафула.

Богатырев: То есть надо менять страховое законодательство России.

Корчевская Л.И. (второй оппонент): А почему бы и нет?

Богатырев: Предлагайте тогда. Я думаю эти пояснения они не дают... это все понятно всем...и зря вы только затягиваете время.

Кабатов: Не перебивайте, пожалуйста.

Корчевская: Хорошо, я заканчиваю свое выступление. Просто я еще раз хочу сказать, что я считаю...

Богатырев: Мало ли чего вы считаете...

Корчевская: Что я считаю, что вполне достойная работа и она вполне соответствует специальности при незначительных недочетах.

Беккин: Огромное спасибо всем за сделанные замечания. Честно говоря, когда я шел сюда, я думал, что меня никто ничего не будет спрашивать. Я очень этого боялся.

Смех.

Но теперь это все оправдалось. Сначала я хочу обратиться к Александру Сергеевичу Подшибякину. Он первый выступал. Если вам достаточно ответа второго оппонента по вопросу специальности или мне тоже сказать. Я бы тоже хотел добавить вкратце. Насколько я понимаю, замечания касаются, альтернатива какая. То есть, либо рассматривать это как 14 специальность либо как 3, то есть финансовое или гражданское, поскольку очевидно на мой взгляд, что о другом не может быть и речи.

Подшибякин: Нет, пункт 1 и 2 Положений, выносимых на защиту, это чистая теория государства и права. Вы меня извините, посмторите еще раз пункт 1 и 2. В диссератции и автореферате.

Беккин: Можно ответить?

Кабатов: Да, пожалуйста.

Беккин: Вот как раз Юрий Николаевич во многом ответил на ваш вопрос своим выступлением и своими возражениями в том смысле, что я действительно продолжаю настаивать на том, что в диссертации необходимо было уделить внимание мусульманому праву и объяснению (может быть, мне это не очень хорошо удалось). Беда мусульманского права заключается в том, что оно носит слово мусульманский в названии. Если абстрагироваться от этого названия и назвать его по-другому. Оно не религиозное право. То есть, все вышесказанное. Например, высказанное утверждение, что автор пропагандирует идеи исламские. Да, я не скрою, я являюсь мусульманином по своим убеждениям, но само мусульманское право оно не религиозное. В основе его лежат религиозные источники, но следует различать (в моем выступлении они употреблялись как синонимы) однако в диссертации и автореферате различаются понятия шариат и мусульманское право. Вот то, что имеется в виду под религиозным правом, это шариат. Это и молитва, и пост, и уплата религиозного налога. То же время мусульманское право, что опять же обосновывает в своей работе Л.Р. Сюкияйнен, является правом в юридичесом смысле. Возьмем пример исламского страхования, оно настолько далеко от основных источников - Корана и сунны, его нельзя назвать.. Это настолько современный институт, просто они берут за основу какие-то общие идеи, изложенные в Коране и сунне. Возьмем, к примеру, американскую конститутцию. Американские юристы считают, что в ней предусмотрено все. И соответственно можно расширенно толковать положения американской конституции. Также считается у мусульман, что все предусмотрено в Коране. И исходя из этого они трактуют какие-то общие положеня прменительно к светским отношениям, гражданским, частно-правовым, исходя из каких-то первичных положений, заложенных в Коране и сунне. Но ни в коем случае нельзя считать мусульманское право религиозным правом. Как скажем индуистское или иудейское право. И еще я хочу добавить. Вот Виталий Алексеевич не даст соврать, когда мы обсуждали диссертаци на кафедре, там действительно было много вопросов по сущности мусульманского права. Поэтому учитывая это, при работе над авторефератом и исправлениями в диссертации, я именно обратил внимание на это. Потому что 90 % времени было посвящено вопросу существует ли мусульманское право вообще как таковое. В связи с этим, я считаю, - думаю вы меня поддержите, - в том, что необходимо показать какие-то общие вещи о мусульманском праве сказать, не забывая о том, что это динамично развивающаяся правовая ситсема современности.

Что касается названия "Страхование в мусульманском праве: теория и практика". Да, опять же, был до обсуждения на кафедре целый параграф, посвященный деятельности исламских страховых компаний, то есть практика в чистом виде. Но кафедра, на мой взгляд, посчитала справедливым убрать этот параграф, потому что, во-первых, это перегружало объем диссертации. Все были согласны, что это первое исследование подобного рода и оно должно носить более обощенный характер. Соответственно конкретные цифры и показатели они немножко отдавали экономикой, и во-вторых, кафедра посчитала совершенно справедливым не уделять подобным моментам существенного значения и удалить параграф, поскольку работа посвящена частно-правовым аспектам. Я пишу, когда комментирую какие-то законы (может быть это не сразу бросается в глаза и не подчеркнуто), но я часто обращаю внимание, что в законе о такфуле и в работах правоведов говорится одно, а на практике все выглядит совершенно не так. Допустим, тот же запрет ростовщичества. На практике, выходит, что исламские страховые компании находятся в системе неисламской экономики и они так или иначе сталкиваются с перестрахованием, банковскими вкладами, они сталикваются с тем, что они вынуждены иметь процентные отношения с другими партнерами. Поэтому они стараются соблюдать нормы ислама ...опять же после выступления Малеева я боюсь упоминать лишний раз слово ислам и мусульманское право...

Подшибякин: Бояться не надо, ни ислама, ни мусульманского права.

Беккин: Чтобы не быть неправильно понятым, потому что, как следует из выступления Богатырева и Малеева, я был неправильно понят. Что касается названия в целом: "Страхование в мусульманском праве: теория и практика", то мы долго думали над ним с научным руководителем. Здесь двусторонний анализ. С одной стороны я рассматриваю традиционное страхование, договор нашего страхования с точки зрения мусульманского права, то есть сквозь призму мусульманского права я расматриваю договор стрхования. С другой стороны я говорю о феномене исламского страхования и о договоре исламского страхования. Соответсвенно такое название. Потому что если бы я назвал его исламское страхование, это было бы уже экономической работой, я был в роли буриданова осла , потому что я не знал к какой охапке подойти: и там опасность обвиения в экономизме. Поэтому существующее название диссертации на мой взгляд наиболее адекватно отражает не только вторую часть работы, которая вызвала наибольший интерес и породила дискуссию. Но и первую часть, которая посвящена анализу договора страхования с точки зрения мусульманского права. Это что касается названия. А теперь ...

Подшибякин: Вот вы сейчас великолепно сказали : Институт страхования в мусульманском праве и по единичке бы блестяще защитились бы. Это между нами.

Беккин: Теперь я хочу ответить почему все-таки тройка. Опять же, я считаю, что по той причине, что как справедливо обратила внимание второй оппонент, львиная часть работы посвящена анализу договора страхования. Это не теория права. То есть если бы я действительно посвящал свою работу осмыслению каких-то внутренних течений в мусульманском праве относительно института страхования, - это одно, но у меня подобные вопросы рассматриваются в первом параграфе. Может быть, он кажется кому-то объемным, тому же Сюкияйнену он показался довольно объемным, он указал в своем отзыве об этом. Но я в своем возражении сказал, что без понимания того, что такое мусульманское право в условиях российской действительности невозможно приступать из огня да в полымя к рассмотреию института исламского страхования. Кроме того, если и есть какие-то общие черты между специальностями, то это между 14 и 3, а не между 1 и 3. Но автор придерживается той точки зрения, которой придерживается большинство современных цивилистов и, кстати, финансистов, что договорное страхование относится к цивилистике страхования, причем некоторые даже считают, что обязательственное страхование также относится к гражданскому праву. Государство имеет интерес в обязательственном страховании, но это не умаляет частно-правовой характер.

И еще Юрий Николаевич, на мой взгляд, сделал довольно важное заявление, что в своей диссертации автор ссылается исключительно на Коран и сунну. Но, по крайней мере, мне так показалось. По мнению диссертанта, достоинств диссертации как раз и состоит в том, что автор не ссылался на Коран и сунну, тем более что делать это бессмысленно, т.к. как уже говорилось там напрямую ничего не говорится о страховании. Автор как раз ссылался на мусульманских правоведов и уже анализировал их, а они далеки о первичного текста Корана. И найти там Коран для немусульманина и даже для неподготовленного мусульманина довольно сложно. Поэтому это нужно быть супер знатоком мусульманского права, наверное у нас в Росссии только Сюкияйнен мог бы это сделать, поэтому я если и ссылался на Коран, то это было скорее для подтверждения инстиутов, которые существовали во времена раннеисламские (допустим, дийа и закят). Эти институты рассматриваются диссертантом в качестве ранних форм страхования.

Подшибякин: Ясно.

Кабатов: Да, понятно. Хорошо достаточно.

Беккин: Можно еще последнюю буквально реплику? Виталий Алекссевич, простите, что я опять на вас ссылаюсь (все-таки Вы были мой рецензент по диссертации). Я просто хочу сказать, что до того как она поступила в Ваши руки и в руки Ольги Николаевны Зименковой она носила экономико-финансовый характер с элементами теории права. А после проработки на кафедре, за что огромное спасибо коллективу, она приобрела совершенно другой вид. Спасибо.

вернуться
(C) Ренат Беккин, 2004 - 2013