Интервью, беседы

English English

Яндекс цитирования
Интервью Беккина
От политики и экономики до культуры и искусства// Международник. - 1999. - март. - № 7 (735). - С. 6.

Скажи-ка, уважаемый, только честно, как часто и насколько всерьез задумывался ты о том, чтобы связать свою будущую трудовую деятельность (не всю ведь жизнь тебе в институте сидеть - когда-то и пользу надо начать приносить) с той страной, в которой на языке, доставляющем тебе сейчас столько страданий да мучений, даже малые дети без проблем лопочут, а те, которые уже научились буквы писать, будут писать, также легко со свойственной их юному возрасту невинными (белыми, желтыми, черными - в зависимости от вкусов и предпочтений родителей) лицами выводят на заборах всякие, чаще всего нехорошие, слова (наши заборы и англицизмы не в счет)?

Конечно, легко рассуждать, когда у тебя будущее "юриста-международника со знанием немецкого и английского языков". Но вот интересно, что по этому поводу думают те счастливчики, которым судьбою уготована участь закончить институт дипломированным специалистом с таким полезным и распространенным языком, как кхмерский, амхарский, малагасийский или дари. Ну, ладно, даже если выпало такое счастье как японский, китайский или хинди, насколько реально будет потом найти с ним работу, применить на практике те знания которые приобретались в обмен на твои деньги, кровь, пот, слезы, нервы, крепкий сон, безмятежность взора, здравость рассудка и трезвость памяти? Или, может, после того, как ты выучил наконец-то "этот язык", а заодно и обзавелся прядью-другой седых волос, сердечной аритмией, желудочной язвой, нарушениями опорно-двигательной системы, аудиовизуальными галлюцинациями и периодическими припадками беспричинной ярости, сопровождаемой временным помутнением сознания, потерей дара речи и дезориентацией в пространстве, больше ничего и не захочется, кроме как щуриться на солнышко и, шамкая беззубым ртом, лопать манную кашку? Может и не захочется, как знать. Я вот двух парней знаю, иностранцев, так для них "телек" с чипсами - это, типа, образ жизни и все такое. Но если представить себе другой стиль времяпрепровождения, альтернативный двум вышеназванным, то перспективы вырисовываются не менее заманчивые. Нужно лишь не бояться фантазировать, а за непаханными полями для деятельности, где не то что нога человека, а ни один конь-то толком не повалялся, дело не станет: будет и где разойтись, и где размахнуться. Для того же, чтобы было от чего отталкиваться, возьмем, к примеру, сферу международных отношений (неожиданно и свежо для мгимовской газеты, неправда ли?), ну и если поконкретнее, исламский мир - тем более, что знаем мы о нем намного меньше, чем нам кажется. Что это: самая молодая и агрессивная религия, представляющая собой реальную опасность и для Запада, и для России, особая трансцивилизация, проникающая в культурные традиции других этносов, подчиняющая их себе и объединяющая людей различных национальностей по всему свету или просто вероисповедание локально проживающих народностей, угроза которого искусственно раздувается средствами массовой информации?

Этот вопрос был задан одному из тех наших сверстников, которые выбрали как раз тот "другой", "альтернативный" стиль времяпрепровождения: Ренату Беккину, председателю Клуба исламских исследований (Исламского клуба) при СЦПЭИ и кафедре языков стран Ближнего Востока.

- Я бы не согласился полностью ни с одной из предложенных формулировок. Неверно было бы, впадая в крайности, считать Ислам ни локальной, ни агрессивной религии. С одной стороны он распространен по всему миру далеко за пределами той области, в которой он зародился, Саудовской Аравии, - это и Африка, и Юго-Восточная Азия, да и в Европе три страны: Албания, Босния и Турция - мусульманские. С другой стороны, агрессивность противоречит самим основам Ислама, самой его сути. Часто ислам проявлял просто чудеса терпимости и тогда, когда в Европе горели костры инквизиции, и в новейшей истории, когда в результате реформ, проводимых Ататюрком, мусульмане и немусульмане были уравнены в правах. И новый статус немусульманской части населения, кстати, стал причиной гораздо большего количества неудобств (прежде всего теперь оно было обязано проходить военную службу), нежели прежний автономный, когда у него из всех обязанностей да повинностей были налоги. А вот что касается отношения к Исламу западной да и отечественной прессы, то оно зачастую страдает предвзятостью и несамостоятельностью - так или иначе любое государство всегда имеет потребность в образе врага, этаком персонифицированном зле, на которое можно свалить вину за какие-то просчеты, ошибки в политике.

- Но почему именно Ислам стал сферой интересов вашего клуба? Потому что большинство членов учит арабский язык? Почему тогда не арабский Восток? Разве мало интересных проблем?

- Проблем хватает, но "исламский вопрос" не ограничивается процессом ближневосточного урегулирования. Ислам - явление более широкое, непосредственно затрагивающее, кстати, и Россию. А что касается языка, то нехватка людей, изучающих другие - не арабский - языки мусульманских народов - это проблема для нашего клуба. Так что, друзья, с малайским, индонезийским, бенгальским, хинди, урду, пушту, дари, фарси, албанским (список далеко не полный), приходите.

- Что может интересовать в Исламе студента МП, изучающего, в частности, арабский язык, чем занимаетесь лично Вы?

- В первую очередь - шариат. Мусульманское право еще недостаточно изучено и особенно тот его раздел, который называется муамалат, прежде всего, я имею в виду гражданские правоотношения. Но, естественно, работа всего клуба не ограничивается правом - нам интересно все, от политики до искусства.

- А как вас найти?

- Прежде всего через кафедру языков стран Ближнего Востока, обратившись к Маргарите Макаровне, либо через Интернет, обратившись к страничке http://islamic.chat.ru А также - следите за объявлениями.

ПЛАН ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КЛУБА ИСЛАМСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ (ИСЛАМСКОГО КЛУБА) ПРИ СЦПЭИ И КАФЕДРЕ ЯЗЫКОВ СТРАН БЛИЖНЕГО ВОСТОКА МГИМО (У) МИД РФ НА ВТОРОЙ СЕМЕСТР 1998-1999 УЧЕБНОГО ГОДА

1. Март - апрель: начало курса лекции по проблемам Ислама и исламских государств. Приглашены преподаватели различных кафедр МГИМО. Тематика лекций - от политики и экономики до культуры и искусства.

2. Апрель 1999 г.: издание научных работ членов клуба, посвященных экономике, истории, праву и культуре мусульманских государств. Объем книги - 10 печатных листов, тираж - 500 экземпляров. Некоторые темы: правовые пути разрешения палестинской проблемы; Священный Коран в свете достижений современной астрономии; методология подбора литературы по исламской проблематике при проведении научного исследования; защита прав человека в Исламе и деятельность международной амнистии в Саудовской Аравии в 1990-е годы.

3. Апрель 1999 г.: презентация в клубе книги переводов Святых хадисов (Хадисы - предания о словах и действиях Мухаммеда, затрагивающие различные религиозно-правовые стороны жизни мусульманской общины, считается вторым после Корана источником права, содержит в себе значительную часть принципов и идей Ислама), выполненных Иман В.М. Пороховой. В начале марта прошлого года в МГИМО состоялась лекция "Ислам как он есть", вызвавшая большой интерес у наших студентов и преподавателей, которую провела Иман В.М. Порохова, автор известного перевода смыслов и комментариев Корана. Эта лекция примечательна еще и потому, что была организована клубом всего через несколько дней сразу после учредительного собрания. Но самая первая встреча студентов арабской группы III МП Николая Лукашина и Рената Беккина с Иман В.М. Пороховой состоялась за несколько месяцев до этого - в сентябре 1997 года; тогда еще только будущие учредители клуба познакомились с госпожой Пороховой на презентации ее авторского перевода Корана.

4. Проведение торжественных мероприятий, приуроченных к национальным праздникам мусульманских государств в рамках сотрудничества с различными обществами дружбы, в частности Ренат Беккин и Николай Лукашин входят в правление общества дружбы с Суданом.

Беседовал Борис Суеруков

вернуться
(C) Ренат Беккин, 2004 - 2013